Vlad

Стихи и сказания про ее величество

Есть желание отметится опусом про флейту? Сюда же можно отнести и пародии . Приветствуются личные сочинения!

В конце календарного года предлагаю вручать призы !

Если есть желание- можно и на импортном языке.

Share this post


Link to post
Share on other sites

В классике пока отмечено про возможность " сыграть Ноктюрн на флейте водосточных труб"... :-)

Share this post


Link to post
Share on other sites

Также известно, что "Пусть другой гениально играет на флейте, но еще гениальнее слушали вы." Что-то мне эти стихи часто цитируют. Я уж думаю - намекают, что ли?..

Share this post


Link to post
Share on other sites

Знаю-знаю, что краткость-сестра таланта, но очень уж понравилось стихотворение таджикско-персидского и турецкого поэта Джалаладдина Руми (1207-1273):

Песня флейты.

Прислушайся к голосу флейты - о чем она плачет, скорбит?

О горестях вечной разлуки, о горечи прошлых обид:

"Когда с камышового поля был срезан мой ствол пастухом,

Все стоны и слезы влюбленных слились и откликнулись в нем,

К устам, искривленным страданьем, хочу я всегда припадать,

Чтоб вечную жажду свиданья всем скорбным сердцам передать.

В чужбине холодной и дальной, садясь у чужого огня,

Тоскует изгнанник печальный и ждет возвращения дня.

Звучит мой напев заунывный в собранье случайных гостей,

Равно для беспечно счастливых, равно и для грустных людей.

Но кто бы - веселый иль грустный - напевам моим не внимал,

В мою сокровенную тайну доселе душой не вникал.

Хоть тайна моя с моей песней, как тело с душою, слиты -

Но не перейдет равнодушный ее заповедной черты.

Пусть тело с душой нераздельно и жизнь их в союзе, но ты

Души своей видеть не хочешь, живущий в оковах тщеты..."

........................................................................................

Стон флейты - могучее пламя, не веянье легкой весны,

И в ком не бушует то пламя - тому ее песни темны.

Любовное пламя пылает в певучей ее глубине,

Тот пыл, что кипит и играет в заветном, пунцовом вине.

Со всяким утратившим друга лады этой флейты дружны,

И яд в ней и противоядье волшебно соединены.

В ней песнь о стезе испытаний, о смерти от друга вдали,

В ней повесть великих страданий Меджуна и бедной Лейли.

Приди, долгожданная, здравствуй, о сладость безумья любви!

Верши свою волю и влавствуй, в груди моей вечно живи!

И если с устами любимой уста я, как флейта, солью,

Я вылью в бесчисленных песнях всю жизнь и всю душу свою.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Это, конечно не совсем про флейту, но мне очень понравилось стихотворение Хлебникова.

"Я свирел в свою свирель

И мир хотел в свою хотель.

Мне послушные свивались звёзды в плавный кружеток.

Я свирел в свою свирель, выполняя мира рок."

Share this post


Link to post
Share on other sites

продолжение стихов про ФЛEЙТУ:

“Священная флейта”

Спрошу я землю:

“Какая мысль достигнуть может цели?”

“Что, как стрела, устремлена”, —

мне голосом земли сказала

флейта.

“Но стрелы можно увезти в телеге.”

“Когда летит стрела,

тогда она — стрела!

А если тащится в телеге,

то это просто хворост”.

Спрошу у дерева:

“Какая мысль дает благие всходы?”

“Та, что очищена от мысли о себе”, —

в ветвях укрывшись, мне сказала

флейта.

“А если размышляю о врагах?”

“Пошли поклон им.

Ведь кто другой твою измерит силу?

Бесстрашию научит кто?”

Спрошу у неба:

“Какая мысль сильней всего на свете?”

“Та, что звучит без звука”, —

мне с облака сказала

флейта.

“Но чем же можно эту мысль услышать?”

“Сердцем”.

“А что ж тогда есть сердце?”

“Солнце”.

“А Солнце?”

“Сверкающая в небе Мысль”.

Спрошу у флейты:

“Повсюду голос твой волшебный слышу.

Скажи: ты — где?”.

“Я — здесь!” —

в душе моей сказала

флейта.

fleita.jpg

http://www.secretdoctrine.ru/stihi/show.php?list=sn-list.txt&cont=contsn.php&name=sn-fleita

Share this post


Link to post
Share on other sites
Спасибо Марина ! Очень красивые стихи!

ой, а это оказывается было мое юбилейное 200-тое сообщение!!!

а я сразу то и не заметила "-)

Share this post


Link to post
Share on other sites

СКАЗКИ ПРО ФЛЕЙТУ

ЗВЕЗДНАЯ ФЛЕЙТА

А. Лопатина

Тихо ночью в музыкальном магазине. Спит важный черный рояль. Спят гулкие барабаны и звонкие тарелки. Спят скрипочки в своих бархатных футлярах. Не спит только старая флейта. Однажды хозяин музыкального магазина забыл закрыть форточку на ночь. Любопытная звездочка случайно залетела в магазин через открытую форточку и спряталась в старой флейте. С тех пор по ночам старая флейта еле слышно, чтобы не будить музыкальные инструменты, напевает звездную музыку. Днем флейта, конечно, молчит, и никто не знает, что старая флейта получила звездный голос.

С утра мальчик слуга аккуратно протирает пыль. Когда он дотрагивается до старой флейты, она тихонько звенит. Больше всего на свете мальчик мечтает купить эту чудесную флейту.

- Дзинь! – звякнул колокольчик у входа, и в магазин вошел старик.

- Проходите, рады вас видеть. Что желаете? – любезно произнес хозяин магазина, увидев богато одетого покупателя.

- Пока ничего, я посмотрю и подумаю, - сухо ответил старик.

С тех пор богатый старик стал приходить в магазин каждый день. С детства он мечтал научиться играть на флейте, но вместо этого всю жизнь работал директором фабрики, которую передал ему отец. Ему казалось, что поздно учиться музыке в таком возрасте, однако, каждый день его неудержимо влекло в музыкальный магазин.

Однажды хозяин магазина отлучился, и богач спросил мальчика слугу:

- Ты умеешь играть на флейте?

- Что вы, господин, у меня есть только деревянная дудочка. Хотите, я вам сыграю на ней? - предложил мальчик.

Дудочка заиграла веселую песенку, и старая флейта тихонько вторила ей.

- Отлично! Теперь попробуй сыграть вот на этой флейте, - попросил старик.

Мальчик поднес старую флейту к губам, и полилась сверкающая, переливчатая музыка, словно все звезды зазвенели и засмеялись в вышине. Богатый человек был удивлен и очарован, но мальчик был удивлен не меньше.

- Это не я, - прошептал он, - флейта сама играет, наверно, она волшебная.

Старик тут же купил старую флейту, заплатив за нее втридорога, и вечером отправился к учителю музыки. К своему удивлению он встретил там мальчика из музыкального магазина, который умолял:

- Господин учитель, пожалуйста, дайте мне хотя бы один урок, а на следующей неделе я принесу Вам еще десять грошей.

- Десять медных грошей мало за один урок, мальчик, - мягко отвечал учитель. - Я же объяснил тебе, что моя дочка больна, и мне нужны деньги для доктора.

- Учитель, я дам Вам десять золотых монет, если Вы научите меня играть на этой флейте, - перебил мальчика богатый старик.

- Проходите, пожалуйста, - поклонился учитель богачу. - Я согласен Вас учить, если Вы заплатите вперед. А ты, дружок, - обратился он к мальчику, - приходи попозже, когда моя дочка выздоровеет, и у тебя накопится больше грошей.

Получив десять золотых монет, учитель старался изо всех сил. Он отменил все остальные уроки и целыми днями занимался с одним богатым человеком. Прошел первый урок, второй..., десятый, но ничего не получалось. Где та волшебная мелодия? Богатый человек смог извлечь из флейты только нескольких фальшивых звуков.

Он упражнялся часами, но все было напрасно. Однажды ночью он долго пытался сыграть хотя бы самую простую мелодию, но, не добившись результата, грустный лег спать. Вдруг ему почудилось, что он слышит ту самую переливчатую музыку, которая так поразила его в магазине. Богатый человек привстал и увидел, прекрасную женщину в синем платье со звездами. Она играла на его флейте.

- Кто ты? – прошептал старик, завороженный музыкой флейты.

Синие глаза строго посмотрели на богача, и переливчатый голос зазвенел:

- Я Фея Музыки. Только человек с добрым сердцем может играть на волшебной флейте.

Богатый человек вскочил с дивана, но видение в тот же миг исчезло. Всю ночь думал старик о словах Феи. Утром он побежал в музыкальный магазин.

- Собирайся, - сказал он мальчику, - тебе надо учиться, а не вытирать пыль. Ты талантливый музыкант. Я обо всем договорюсь и заплачу за твою учебу.

Богач устроил мальчика в музыкальное училище, а затем отправился к учителю музыки.

- Извините меня, учитель, - сказал он, - я заставлял вас давать мне уроки, хотя знал, что ваша дочка тяжело больна. Отныне уроков не будет, пока она не выздоровеет. А на ее лечение примите вот этот кошелек.

“Наконец-то моя флейта заиграет”, - думал богач, возвращаясь домой. Каково же было его разочарование, когда у него снова ничего не получилось. В этот момент в дверь постучали, и вошел мальчик из музыкального магазина.

- Дорогой господин, - сказал мальчик, сияя, - я сочинил для вас песенку и хочу сыграть вам ее на моей дудочке.

Богатый человек протянул мальчику флейту:

- Лучше исполни свою песенку вот на этой флейте.

Мальчик поднес старую флейту к губам, и полилась сверкающая, переливчатая музыка, словно все звезды засмеялись в вышине.

Когда музыка смолкла, богатый человек сказал:

- Возьми себе эту флейту, мальчик. Она тебе больше подходит.

- Что вы, господин. Я не могу взять такой дорогой подарок, - прошептал мальчик.

- Тогда давай меняться. Ты мне дашь свою дудочку, а я тебе – флейту, - предложил богач и почти насильно, вложил мальчику в руки флейту.

Мальчик ушел, не чуя ног под собой от счастья.

Поздно вечером, собираясь спать, богач взял с дивана деревянную дудочку мальчика, поднес дудочку к губам и полилась прелестная, журчащая песенка.

http://www.blf.ru/forum/showthread.php?t=422&goto=nextoldest

Share this post


Link to post
Share on other sites

Сказка про флейту № 2

МОРСКИЕ САДЫ АРФ И ФЛЕЙТ...

... Под ногами опять кружилась дымчатая вода. Я думала, что рыба ушла и унесла с собой море. Но пришли две другие рыбы и принесли с собой два других моря...

-- Меня зовут Остране. Иди в мое море! - сказала одна рыба, преграждая вход в мою тучу. - В нем живут старые флейты. Они растут в моем морском саду Флейт.

-- Меня зовут Идая. Иди в мое море! - сказала другая рыба. - В моем море живут арфы. У меня целый сад Арф! А плавать между струнами арф - просто необыкновенное занятие! Не смотри, что у меня немного сердитое лицо. Какая-то самоуверенная акула попробовала на зуб струны моих арф. Наверно, она не знала, что на этих инструментах можно играть только плавниками.

-- Но я не могу, - сказала я рыбе Идае. - Что мне делать в морском саду Арф, на которых можно трогать струнытолько плавниками?.. Ведь у меня нет плавников...

-- Конечно, лучше в мой морской сад Флейт! - сказала рыба Остране. - Для флейт не нужны плавники. Флейты можно трогать губами, и от этого сад растет. Сад сладостных звуков... растет... Ведь в твоей душе найдется немного светлого воздуха для флейт?.. Немного зеленого ветра и синих цветов... Флейтам для жизни надо не так много. А у тебя это есть...

-- Но я хочу в свой дом в туче... - попыталась я объяснить рыбам, куда и зачем иду.

-- А в твоем доме найдется немного места для кусочка моего моря?- опустив плавники, робко спросила меня рыба Остране.- Для моего моря с садом Флейт...

Я вспомнила, как выглядит мой дом изнутри. Там стены беспредельны, и все может расти и в глубину, и в высоту, и в даль... Я вспомнила это и сказала рыбе Остране:

-- Хорошо, приноси в мой дом свое море с садом Флейт.

И тут у рыбы Идае стали совсем по-детски обиженные глаза:

-- А для моего моря с садом Арф в твоем доме найдется немного места?..

-- Хорошо, - сказала я, - приноси в мой дом свое море! И флейты и арфы подружатся с моими арками из радуг... Только вот, что скажет Человек Грозы? Все-таки, это не только мой дом, но и его тоже.......

... Когда твой дом становится слишком тесным, впусти в него два моря с садами арф и флейт!..22-1406.jpg

http://www.blf.ru/forum/showthread.php?t=272&goto=nextnewest - тут можно еще сказки почитать "-)

Share this post


Link to post
Share on other sites

динная, но очень красивая сказка "-)

СКАЗКА О ЧУДЕ ИЛИ ЗОЛОТАЯ ФЛЕЙТА.

Говорят, чудес не бывает.

Что вы! Вы можете так говорить только до тех пор, пока не услышали

Золотой Флейты. А кто Флейту услышал, с тем случится чудо.

Ее деревья слышат и потому растут. Ее солнце слышит и потому восходит.

И заходит, потому что Флейта велит. И заря разливается, потому что слышит

Флейту. И звезды зажигаются потому же...

Да, и мы сами на свет появляемся по Ее зову. Раз душа родилась, значит

расслышала Флейту. Расслышала, а потом забыла. А если снова расслышит, то

тут же и увидит чудо. Хотя она увидит этот самый мир и ничего другого. Но

разве чудо - это что-нибудь другое, а не этот самый мир?

Кто расслышит Флейту, тому ничего другого уже будет не надо, потому что

этот мир раскроется, как волшебная шкатулка, и загорится вечным огнем. И

сверкнут самоцветы из самого сердца мира и обожгут сердце человека. И он

будет всем говорить, что есть вечный свет, а все будут хлопать глазами и

спрашивать его: "Где?" Ну да, чтобы мир раскрылся, как волшебная шкатулка,

надо, чтобы раскрылось твое сердце. И тогда ты ясно расслышишь голос: разве

можно видеть этот мир и не быть счастливым? Видеть и не любить... Ну, а кто

расслышал, тот что - уже все нашел, и его сказка пришла к счастливому концу?

Что вы! К какому концу! Не к концу, а к началу. Его сказка только

начинается. Кто не слышал Флейты, тот еще и к началу не подошел. А кто

услышал, вот тот-то и начинает свою сказку. Ту самую Сказку о Чуде, или о

Золотой Флейте.

Когда Том в первый раз услышал Флейту, он увидел такое сияние, как

будто весь мир просверкал тысячью маленьких граненых солнц.

И вдруг - все исчезло.

Был лес. Было озеро. По озеру плыла лебедь, спокойная, белоснежная,

невозмутимая. Деревья отражались в воде. Но сияния не было. И только одно

золотое пятнышко задрожало в кустах, как последняя искра. Что это? Луч

солнца? Нет, небо было пасмурным. Но вдруг выбежал из кустов и стал

отчетливо виден на темном зеленом фоне

маленький совершенно золотой олень. Он застыл, как вкопанный, и так и

стоял, как остановившееся золотое мгновение.

Том подошел к нему совсем близко. И вот - никакого оленя, а в кустах на

ветке висит Золотая Флейта. Флейта как флейта, только совершенно золотая.

И вдруг - голос:

- Это тебе. Только ты не должен играть на ней самовольно, а только по

Моему зову.

Это сказал великий невидимый флейтист. Это Он подарил Тому Флейту. Нет,

не свою, конечно. Его Флейта такая же, великая и невидимая, как Он сам. А

та, что Он подарил - маленькая, видимая, но точно такая же.

- А когда же Ты позовешь? - спросил Том.

- Жди и услышишь.

Том стоял с Флейтой в руках и не мог сдвинуться с места. Стоял до тех

пор, пока на потемневшем небе не стали появляться далекие звезды, то

серебряные, то золотистые, то с синим отливом. Он стоял, стоял и вдруг

почувствовал, что ему становится тепло (только тогда понял, что раньше

продрог). Тепло, уютно, тихо. Оглянулся и увидел, что на земле, под деревом,

на котором висела Флейта, лежат несколько сгрудившихся вместе небольших

небесных звездочек или звездных осколков золотого цвета. Да нет, это,

оказывается, был костер. Он как будто появился из самой глубины земли, и

Тому почудилось, что этот костер раньше был так же далеко в глубине, как

далеко в высоте - звезды. А теперь горит у самых ног. А около него сидят

четыре маленьких тихих человечка и смотрят, не мигая, в огонь.

Гномы... У вечного огня. То, что этот огонь вечный, Том почувствовал

сразу. Он никогда не погаснет.

Стало до того тихо, что можно было расслышать шорох звезд. И вот в

этой-то тишине родился далекий звон. Звон, начавшийся на звезде, достиг до

сердца, и Том понял, что сейчас, вот сейчас он должен взять свою флейту. И

взял. И те самые звуки, под которые мир раскрывался, как волшебная шкатулка,

вышли из его собственной флейты... Те самые звуки... Их ни с чем не

спутаешь. Да, и мир снова раскрывается, как под мелодию Невидимой Флейты. И

- что-то засветилось в глубине озера. Зелено-синее сияние отливало золотым и

розово-сиреневым. Оно звало все глубже, глубже. И вот высветилась изнутри

большая розовая раковина. И из ее таинственного узора возникла девушка.

Черты ее были неясны, но совершенно ясно было, что все сияние излучают ее

глаза, и беззвучный голос говорил: "Неужели можно видеть это и не быть

счастливым? Видеть это и не любить..."

"О, только бы, только бы это не кончалось", - подумал Том. "Постой!" -

успел крикнуть он расплывающемуся видению. И - все. Сияние погасло. Музыка

смолкла. Он снова сидел в лесу, усеянном звездами, около костра гномов.

- Гномы... а вы Ее видели? Молчат.

И вдруг - тоненький звон. То ли был, то ли не был. И - голос первого

гнома:

Зачарованное царство.

В нем окончатся мытарства.

Лишь пойти бездумно следом

В путь за кем-то, кто неведом.

И снова - тихо. И - снова звон со звезды. И голос второго гнома:

Лесная чуткая поляна,

Сосны шуршащая кора,

Полоска легкого тумана

И еле слышный треск костра.

Как будто это речь такая,

Как будто от земного сна

Живую душу окликает

Сгустившаяся тишина.

И оживает тень за тенью -

Беззвучный звук, бесследный след...

Сейчас наступит пробужденье

И ты поймешь, что мертвых нет...

Тсс... Беззвучный звук... Ну да - вот он... И - третий гном говорит:

Огонь для тех, кто не боится

В огне сгореть.

Кто от своих бессчетных братьев

Неотделим.

Он входит в пламя, как в объятья

Со всем живым.

Том вздрогнул. И костер вздрогнул. Пламя качнулось, заколебалось. И

вдруг один язык его вырвался вертикально вверх, и сноп искр разлетелся в

воздухе. Они рассыпались со звоном, и вот - голос четвертого гнома:

Все смертное - смертно,

И ты не проси

Бессмертья для листьев дрожащих осин,

Бессмертья для рук и для губ и для глаз.

Бессмертье - не нам, но бессмертие - в нас.

Высоко, высоко, сквозь смертную тьму

Я пламя бессмертья к звезде подниму!

И сердце стучит и мятется во мне,

Чтоб искрою вспыхнуть в бессмертном огне.

Вслушиваться в строчки стихов было все равно, что всматриваться в пламя

костра. Вслушиваться, всматриваться в вечное... Вот оно... Так неоспоримо

Его присутствие. И Тому уже начинало казаться, что так будет всегда. Ни свет

звезд, ни свет и тепло костра никогда никуда не исчезнут.

Что-то баюкало его. Он стал задремывать. Как вдруг - какой-то толчок.

Том вздрогнул и выпрямился.

Он сидел один в лесу. Никаких гномов. Никакого костра. Подкрадывался

туман с озера. Было сыро и грустно. Звезды светили как прежде. Но они были

так далеко! Услышать звездный зов? Звон со звезды? Что только ни пригрезится

неудачливому поэту! Да было ли это когда-нибудь? А если и было, то прошло и

не повторится, и никто не поверит, что было... И так сыро, холодно и

одиноко!.. Ничего не вечно - все, все исчезает!..

- А я что-то знаю!

Кто это сказал? Прямо перед Томом было светлое, даже светящееся

пятнышко. То ли забытый уголек костра, то ли упавшая звездочка. Да нет, это

лицо. Маленькое доброе лицо гнома, улыбающееся так, точно он и впрямь что-то

знает. В глазах - лукавинка, доброта и никакой тревоги. Ну ни одной капельки

ни тревоги, ни грусти. И самая обыкновенная гномья зеленая шапочка с белым

помпончиком.

Неужели такой вот Помпончик знает выход из всей тоски и может сделать

так, чтобы все не исчезло на глазах, не ускользало из-под рук, не пропадало

нивесть куда, будто его и не было?!

- Помпончик!

-Том!

- Помпончик, ты пришел в самую трудную минуту. Помоги мне. Объясни,

почему все исчезает? Даже вечный огонь, и тот не вечен.

- А почему бы ему не исчезнуть. Том? Всякий огонь исчезает. И всякое

чудо - из света и огня, и потому всегда исчезает, если его не поддерживать.

- Как поддерживать? Что же, ты хочешь сказать, что звезды тоже кто-то

поддерживает?

- А как же!

- Кто?

- Тот кто не боится в огне сгореть.

- Кто, кто?! Как это?

Никакого ответа. Сказал и исчез. "Вот и тебя я не сумел удержать.

Наверное, чтобы его удержать, надо уметь так же улыбаться... - подумал Том.

- Где мне..."

Осталась только маленькая Золотая Флейта. Она-то все-таки осталась.

Видно, она и вправду подарена ему... "Но ведь я не могу играть на ней, когда

сам захочу. Только по зову. Зову со звезды... Да был ли он когда-нибудь? Да

возможен ли он? И почему я не могу распорядиться собственной флейтой,

единственным, что у меня осталось? Почему я не могу запеть о моей тоске, от

которой некуда деваться? Только в песню... Вылить ее, излить, разлить...

Флейта моя, песня моя...

И он взял флейту и поднес к губам. А дальше... дальше был какой-то

провал. Он как будто очнулся под крики "Браво!" "Великолепно! Здорово!" Его

чествовали. Ему поднесли венок, за его здоровье провозглашали тосты. Его

называли "нашим поэтом, выразителем наших чаяний, самым-самым..." А он

только хлопал глазами и чувствовал, что тоска ничуть не уменьшается, скорее

наоборот... растет и растет. И ему все время подносили все новые и новые

рюмки, приглашая залить тоску. А она не заливалась, а она разливалась все

шире и шире... И вдруг он спросил: "А где, собственно, я нахожусь?"

- Неужели ты до сих пор не понял, что перед тобой страна чудес?

- Чудес?

- Или исполнения желаний, это ведь одно и то же.

- Ой, нет, - сказал Том.

- Как это нет? Разве не исполнилось твое самое заветное желание? Разве

не стал ты из непризнанного чудака нашим великим современником?

"Великим современником?.." - подумал Том с неловкостью и тоской. Тоска

все возрастала. Ему вдруг захотелось закричать, опрокинуть рюмки, но он

сдержался и только сказал: "Ну, если у вас и вправду исполняются желания, то

я хочу быть не великим, а вот таким, каким был, когда получил свою флейту."

- Пожалуйста, но только сначала спой. За каждую песню - одно желание.

Сколько песен споешь, столько желаний исполнится.

Том посмотрел на свою флейту. Поднес се к губам, но... Ни единого

звука. Он не мог больше играть.

Он решил, что сейчас они прогонят его, как самозванца, опустил голову

от стыда, но... Никто не был ни смущен, ни удивлен. Ему даже зааплодировали,

хотя пел не он, а они сами распевали его старую песню о тоске и бессмыслице.

- Послушайте, что здесь происходит? - пролепетал он и затих. И вдруг

расслышал шепот у самого уха: "А я что-то знаю..." "Помпончик! Ах,

Помпончик, уведи меня отсюда!"

- Нет ничего легче, - сказало улыбающееся личико и скосило глаза на

дверь.

Тогда Том стал тихо пробираться к выходу и, наконец, очутился на улице.

Ночная, безлюдная городская улица. И на ней - Деревья. Зажатые домами

гости города. Деревья... Горожанам не до них. А Деревьям? Может, и Деревьям

не до людей, но... нет... Он ясно почувствовал, что Деревьям есть до него

дело.

Вот этот огромный, склоненный над каналом вяз, узловатый, суковатый...

Если только услышать, как медленно он растет, если только проследить, откуда

и куда он идет... Но тогда.... "Флейта... Флейта... Ну конечно, я слышу

Флейту! О, Господи, я уже забыл, как она звучит..."

Да, он расслышал Ту, Великую, Невидимую Флейту.

Его флейта не издавала ни одного звука, а Та - звучала. "Да не все ли

равно - моя или не моя, - подумал он. - Флейта - Одна. И заплакал. Он был

один. Его никто не видел, кроме Невидимого Флейтиста. А Флейтист - видел.

Том Его слышал, а Он Тома - видел.

- Ну как. Том, не очень понравилась тебе страна чудес? - спросил Он

Тома.

- Нет, совсем не понравилась. И не было там никаких чудес.

- Ну, раз ты это понял, ты должен выбирать между чудом и исполнением

желаний. Хочешь - будут исполняться твои желания, хочешь, снова увидишь

Чудо.

- А Чудо, это когда исполняются Твои желания?

- Да, наконец-то ты догадался.

- Чудо, Чудо... Только Чудо.

- Но тогда ты должен быть готов пройти через великую печаль. И уж

совсем не думать, исполнятся или не исполнятся твои желания. Или о себе

думай, или о Чуде...

-О Чуде.

- Но тогда...

- Да, да, я никогда не притронусь больше к Флейте без Твоего зова.

И вот снова тишина, в которой слышно, как растут Деревья. Тишина, в

которой будет слышен тот звездный звон. Будет... Еще не слышно... Ну и что

же? Само ожидание - это жизнь. Не слышно? Нет, слышно, хотя это еще не звук,

а предзвук. Нарастание тишины и есть приближение звездного голоса... Он -

тишайший. Но теперь-то его уже нельзя не слышать. Теперь... Теперь - флейта

моя не может не звучать.

"Если вы не слышали предзвука, вам кажется, что мелодия возникла

внезапно из ничего. Вы поражены. Вы думаете - откуда она?! А она всегда

была. А моя маленькая Золотая Флейта только сделает слышной ту беззвучную

музыку Невидимого Флейтиста. Вот и все. Флейта моя запела. Флейта моя зовет

меня. Я иду, иду, иду..."

Том на самом деле шел. Куда? Он не знал. Он только "шел и шел, бездумно

следом вдаль за кем-то, кто неведом". Не сам шел, - Флейта вела, звала и

вела. И привела в какой-то удивительный город. Не город _ сплошной цветной

витраж. И дома в нем, точно не строились руками, а сами росли, как деревья.

Удивительно красивый город. Терема с остроконечными крышами, цветные

светящиеся терема, как осколки разноцветного чуда.

- Куда я попал?

- Ты попал в город музыкантов. - ответил ему человек в бархатном

костюме.

- А ты сам музыкант?

- Конечно. Здесь все музыканты. Ведь ты прибыл на конкурс.

- Какое счастье мне выпало... - Том не сумел докончить фразы.

- Это мы еще посмотрим, тебе или мне выпало счастье, - сказал бархатный

музыкант.

- А разве нельзя, чтобы обоим?

- Ты что, мы же соперники!

- Неужели?

Глаза у бархатного округлились, и он показал кому-то рукой на Тома и на

голову. А Тому показалось, что это какой-то Помпончик наоборот: Помпончик

знает что-то самое важное для всех, а этот - для одного себя.

И вот начался конкурс. Люди в шелках и бархатах один за другим выходили

на сцену, садились за рояль, брали в руки скрипку, флейту или гобой. Вроде

бы это были прекрасные музыканты, но... почему от их музыки росла и росла

тоска у Тома? "Так они же не слышат Зова", - понял он, и тоска стала совсем

невыносимой. Не слышат Зова и не идут, никуда не идут, а все время кружатся

вокруг самих себя и стараются победить кого-то... Да не побеждать надо, а

помочь... Послушайте!

Но никто ничего не слышал. Скрипка, рояль, гобой... и - аплодисменты.

А... Музыка? Да ведь она зовет!

И Том вышел на сцену и заиграл. И как заиграл! Да разве это он играл?!

Он сам отошел, отступил, сошел на нет перед Невидимым Флейтистом, каждый шаг

которого раздвигал, раскрывал душу. Ах, как много в этой душе было,

оказывается, стен и перегородок! Он их опрокидывал. Он сдвигал горы на своем

пути! Вот уже ничего не осталось, кроме сплошного сияющего Простора. И

теперь Музыка сделалась такой глубокой, такой всесильной, точно готовилась

пройти сквозь смерть. Еще чуть-чуть, и - в мире не будет смерти. Не будет!

Вот уже вдали загорается Чудо. Мир раскрывается, высвечивается изнутри. Там

- бессмертие. Разве можно слышать это и не быть счастливым? Слышать и не

любить?! Ответьте, можно?!

В ответ - гром аплодисментов. Том вздрогнул, точно его ударили. Ему

хотелось сказать: "Остановитесь -разве я об этом вас просил? Я ведь просил

помочь мне ответить на Зов. Неужели вы и сейчас не слышите?!

- Браво! Бис!

И тогда он снова взял флейту. И она стала молить, биться об их души и

молить. Нет, не только молить. Она сметала перегородки, она, эта тоненькая

мелодия сейчас заставит сдвинуться тяжелые каменные залежи - вот сейчас...

Но - Музыка оборвалась.

Он стоял, как каменный, не в силах издать ни одного звука.

- Что случилось? - недоумевал зал. - Ведь это был претендент на первое

место. Бывает же такое! Заболел, что ли?

Музыка оборвалась. Да только ли музыка? Том чувствовал, что оборвалась

невидимая нить, на которой держалась его душа. Музыка ее находила и

обводила, и укрепляла - ту таинственную ниточку, один конец которой был в

сердце, а другой на его звезде. Какая она, именно его звезда, Том не знал.

Но сейчас только понял, что пока была цела нить, он был живой, то есть мог

свободно двигаться, говорить, играть. А теперь ничего не может.

- По-мо-ги-те! - прошептал Том, но никто его не слышал. И никто и

представить себе не мог, что не звук оборвался, а душа сорвалась со своей

незримой орбиты. Целый мир сейчас висит на тоненькой ниточке, и нужно

одно-единственное - продолжить прерванную музыку.

Как он молил об этом! Как мечтал, что найдется кто-нибудь, кто сыграет

за него так, как он, лучше него. О, если бы!! Ему это было нужно, как жизнь!

Это и было его жизнью. Услышать истинную музыку! Не все ли равно, играть или

слышать?! Это совершенно одно. Играющий и слушающий - одно. Оба они -

простор, и котором течет МУЗЫКА. Верните МУЗЫКУ} Спасите меня!

- Разве можно видеть Дерево и не быть счастливым? - это сказал однажды

один тихий человек, тихий и светлый. Но ведь и его музыка оборвалась

когда-то, и душа его повисла в пространстве и ничего, ничего уже больше не

могла... Вот точно так же, как сейчас у Тома.

Том понял, что стал невидимым. Точно таким же, как сам Невидимый

флейтист. То есть он никуда не пропал, ничего особенного не произошло. Тогда

бы люди хоть догадались, что они не видят. А так ведь уверены, что все

видят, - и все топчут. Просто так, потому что не видят.

- Чего там еще видеть? Все на месте, руки-ноги целы. Только по-

чему-то не может ни ходить, ни говорить. Кто его знает...

И вдруг... он ощутил на себе взгляд, не скользящий мимо, не

рассматривающий, а входящий внутрь взгляд. Его увидели. Из груди его

вырвался звук, которого он не издавал никогда. Боль или ликование? И смерть

и жизнь? Одно мгновение, и вот - золотая флейта Тома запела, и как не бывало

обрыва звука.

Я жив! Жи-вой! Вот я!

Вот так и началась вторая жизнь. Их общая жизнь - Тома и Старой

Девочки. Потому что это Она его увидела. А он - ее. Собственно, они оба

услышали музыку и привели се в мир. Вот и все.

Что за странное имя - Старая Девочка? Имя это или не имя но вот как оно

родилось:

- Мне кажется, я знаю тебя не с рождения, а с дорожденья, - сказал он.

- Ну, конечно, я знала тебя, когда тебя еще и в помине не было. Может

быть, когда еще никого не было, я тебя знала.

- Как же это?

- Очень просто. Я ведь старая. Я очень старая. Старше мира.

- Но ты ведь юная, такая юная, как утро. Недаром на тебе это розовое

платье. Розово-сиреневое, как рассвет.

- Ну да, конечно. Меня так и зовут Девочкой. Все зовут Девочкой. Я -

Старая Девочка. Ах, Том, Том, что могло бы быть, если бы я не нашла тебя?!

Твоя Флейта шла прямо ко мне, в самое сердце, и - вдруг оборвалась. Как я

испугалась! Но никто не понимал, чего это я испугалась. Сколько я ни просила

музыкантов помочь мне, никто не мог. Они совсем не знали, что такое твоя

Флейта и куда она ведет. И вот тогда я ушла в этот лес, и стала звать, звать

тебя. А потом затихла совсем. Твоя оборванная мелодия звучала во мне.

Звучала и обрывалась, звучала и обрывалась. И вдруг я почувствовала: да

разве можно слышать эту мелодию и не быть счастливой? Слышать и не любить...

Так, чтобы найти... И тут я тебя увидела.

"Господи, как хорошо, что ты из плоти и крови, что ты не исчезнешь, не

растаешь как видение, не оборвешься, как мелодия, что мы навсегда

вместе!..."

- Том...

-Что?

В ее голосе был еле слышный укор, смешанный с нежностью и печалью.

- Том, не говори так. То, что из плоти и крови, тоже исчезает, почти

так же, как видения... Кто знает (это она сказала почти шепотом), может наша

плоть и есть видение...

И тут Тома охватила такая тревога, такая боль! "Нет! Нет! Нет!" -

закричал он.

- Ты должен обещать мне, что всегда, что бы ни было со мной, будешь

идти туда, куда ведет тебя твоя Флейта. Обещай мне, что даже на меня - не

оглянешься, если меня будут уводить от тебя. Ты не должен выбирать между

мной и флейтой. Только Флейта...

- Нет, ты! - вскрикнул Том и осекся.

- Если пойдешь за Флейтой, то вернешь меня. Если останешься со мной и

не пойдешь за флейтой - потеряешь меня.

Вот что помнил Том, когда сидел у постели, на которой умирала она - его

любимая, его Чудо. Она еще дышала, но он знал, что в любую минуту дыхание

может прерваться и тогда... Тогда расколется пополам небо и земля. Тогда

ничего больше не будет. Но вот послышался слабый вздох. Такой далекий, точно

со звезды донесшийся голос: "То-ом..." Ее голос или зов со звезды? Ее голос,

ставший звездным зовом:

"Том, ты обещал..."

И тогда он взял свою Флейту. Последнее, что он увидел, было Ее лицо,

спокойное, как озеро в полном безветрии, и почти такое же белое, как

подушка.

Неведомая сила влекла его отсюда. Он хотел крикнуть, остаться, '

прильнуть к ее лицу. - "То-ом..."- Ее голос уводил его от нее. И вот-

огромная синяя тишина с одной звездой посередине. И эту тишину нельзя было

нарушить. А звезда звенела ее голосом. И Флейта звучала. Музыка лилась,

лилась и вела в такую глубину! И человек шел, плыл за музыкой в полной

пустоте. Но она не страшила его. Она его держала, как пловца держит море.

Человек плыл и плыл, а по лицу его текли и текли слезы, и падали, и повисали

в темной синеве звездными искрами. И странная мысль пронеслась в голове у

человека, что он причастен к этому звездному мерцанию. Среди этих звезд были

и его повисшие слезы. "Слезы не пропадают, ни одна слеза не пропадает", -

подумал он и потом уже совсем ни о чем не думал, только чувствовал, что

погружается все глубже и глубже. Куда, Господи?

Огромные разноцветные звезды совсем рядом с его лицом. Плавают у глаз,

лучатся всеми цветами радуги и живут. Они живые. И все-таки это слезы.

Разрастающиеся, расплывающиеся слезы. Вот они слились в одну сплошную

радугу, охватившую все пространство. И где-то в сине-серебряной части радуги

- фигура. Постепенно вся радуга оказалась вдали, а синее серебро близко. Еще

ближе... еще... И вот - женщина с белым, как снег, лицом, вся в окружении

переливающихся синих и серебряных льдин. По неподвижному лицу Ее текли

слезы. Текли и текли, как будто отделившиеся от нее самой, и превращались

вдали в дрожащие звезды. И расплывались, и таяли, и снова текли.

Неподвижное, невозмутимое Лицо, которое все время плакало... А слезы

превращались в свет.

-Кто ты?

Она смотрела на флейтиста и молчала. А слезы продолжали течь, как звуки

флейты.

- Кто ты?

- Хранительница света.

- Ноты... плачешь?

- А ты думал, что я холодная и жестокая Снежная Королева?..

- Нет... Этого не может думать никто, кто видит тебя. Ты... ты все

время плачешь? Всегда?

И тогда она улыбнулась сквозь слезы. И в звуках музыки проступил такой

покои!..

Так значит он есть - вечный свет! Вот Он!

Никогда еще маленькая золотая флейта не обретала такой силы! Синева...

Синева... А посредине синевы - пламя. И он знает, что ему надо вступить в

него. И вступает. И тут, только тут видит лицо своей любимой и жизнь,

которая разгорается на нем, как утро на фоне отступающей ночи.

Говорят, что чудес не бывает. А мне все разно, бывают они или не

бывают. Чудо - это не зрелище. А кто сам станет чудом, тот уже ничего не

говорит...

Share this post


Link to post
Share on other sites

сказка на ночь

Флейта пастушка

В ночь, когда родился Спаситель, бедный пастушок пошел на гору недалеко от Вифлеема искать овцу. Так случилось, что он не был среди тех пастухов, о которых мы читаем в Евангелии.

У мальчика был злой хозяин - кто знает, может быть, даже один из трактирщиков города. Если бы мальчик вернулся домой без овцы, то был бы жестоко избит. Поэтому он не видел, какие удивительные вещи творились вокруг. Он не заметил, как стих ветер, не услышал, как запели птицы, не увидел, как звёзды вдруг засверкали с удвоенной силой. Его путь шел вверх, по горе; он обыскал каждый куст, пока не оказался на самой вершине. Оттуда он мог видеть далеко в поля до самого города Вифлеема.

Когда он стоял там. наверху, небеса вдруг раскрылись и стало светло, как днём. И явилось бесчисленное воинство ангельское, и хвалебная песнь понеслась над землёй, велико было чудо, случившееся в эту ночь: до сих пор еще едва ли кто из людей смог вполне осознать его. Поэтому мы простим бедного пастушка, не сразу понявшего чудо этой вести. Он думал об овце, которая сбежала от него, и о том, как ее искать дальше. Но тут предстал перед ним Ангел и сказал «Не заботься о своей овечке. В этот час родился великий пастух. Это - младенец Христос, Спаситель мира. Он находится в яслях в Вифлееме. Быстро беги туда».

«Но как же я приду к Спасителю мира, - сказал мальчик - если у меня нет для него никакого подарка?»

«Boт, возьми эту флейту. - сказал Ангел, - и сыграй на ней песенку младенцу.» Он дал ему флейту и тотчас исчез. У флейты было семь звуков, и когда мальчик приложил ее к губам, она сама заиграла. Радостный и благодарный, побежал он вниз, с горы. Но, когда он хотел перепрыгнуть ручей, споткнулся и во весь рост растянулся па камнях. Флейта выскользнула из рук, а с языка тотчас сорвалось слово, которое бывает у пастухов - некрасивое слово. Мальчик тотчас поднял флейту, но один звук у нее исчез. Осталось ещё целых шесть звуков. Дорога стала лучше, горевать было не время, и он изо всех сил помчался дальше. Вдруг он замер. Прямо на его пути, скаля зубы, сидел большой волк, пожиратель овечек. Разгневался мальчик. «Убирайся!» - крикнул он и, не задумываясь, бросил вслед перепуганному волку свою флейту. Когда он её вновь отыскал, из неё можно было извлечь только пять звуков.

Вот он достиг равнины, где находилось его стадо. Все животные отдыхали, и стояла глубокая тишина. Только одни овца носилась кругами и блеяла. Мальчик решил отвести ее в загон, побежал за ней, но она все уворачивалась, и он кинул ей под ноги то, что у него было в руках. А ведь это была флейта, и она снова лишилась одного звука.

Но где же были другие пастухи? Мальчик не знал, что они отправились к яслям преклонить свои колена перед младенцем. Он подумал, что они сидят в трактире за кружкой пива и что теперь он должен, как самый младший, опять сторожить овец. Досадуя, он споткнулся о кувшин, который стоял рядом с огнём. И тут, будто какая-то невидимая сила выбила у него из рук флейту. Он опять поднял ее, но в ней осталось только три звука. Мальчик побежал дальше в Вифлеем. И всё было хорошо, пока он не достиг городских ворот. Тут его вдруг окружила ватага уличных мальчишек которые вознамерились отобрать у него флейту. Но он не хотел её отдавать, и тогда в ход пошли кулаки и тумаки. Флейту, правда, он удержал, но при этом исчез ещё один звук. И вот мальчик стоял перед яслями. Высоко над крышей блестели чудесные звёзды, а в яслях лежал Спаситель мира.

Но всё же должно было случиться так, что прежде чем он вошёл внутрь, у флейты остался только один единственный звук. Ибо, когда он подходил к двери дома, на него бросилась злая собака хозяина. И он мог защититься от нее только тем, что держал в руке, а это опять была флейта.

Он стоял у двери и не осмеливался подойти к младенцу. Ему было очень стыдно, что так мало осталось от его подарка. В своей простоте он не знал, что такой уж путь у всех людей, идущих к Спасителю мира.

И Божья Матерь подозвала его к себе. Мальчик тихо вышел из своего угла и сыграл последний и единственный звук. Этот звук был удивительно красивый. И все возле яслей: слушали его - Мария и Иосиф, вол и ослик. И младенец Христос тоже. Он протянул свои божественные ручки и коснулся флейты. В тот же миг она снова стала целой и невредимой и зазвучала так, будто её песня лилась прямо с неба.

http://www.bedtimestory.ru/menuautor/93-2008-12-28-17-51-34.html

Если интересно, продолжение следует.....

Share this post


Link to post
Share on other sites

Марина, а когда ждать продолжения?

я собираю сказки про музыкальные инструменты :-)

Share this post


Link to post
Share on other sites

продолжение....

Сказка о флейте

Если на рассвете очень внимательно прислушаться - в небо, в растущий диск солнца, в свою душу- то можно услышать тихое пение. Это поет Флейта… летает над землей - и поет. Зачем? Не знаю, наверно, потому что не может не петь. Поет – и все тут! А в песне той – вся ее жизнь, вся ее история, и длинная, и короткая одновременно.

Как-то раз пела Флейта, наполняла крылья прозрачностью воздуха, и вдруг…где-то позади раздался недовольный голос:

- Ишь ты, распелись тут. Спать не дают! Делать тебе, что ли, нечего? Ты поработай, сделай что-нибудь конкретное, устань. Вот тогда и узнаешь, каково быть разбуженной визгами ни свет ни заря…

Это говорила старая Ворона, расфуфырившаяся под столетним дубом.

- Бездельники! – снова каркнула Ворона и потопала по своим делам.

- Бездельники? Почему старая мудрая Ворона так сказала? – подумала Флейта и так глубоко ушла в мысли, что забыла про музыку. – А может, Ворона права: все приносят пользу, чем-то заняты, а я себе лишь летаю и пою… Может, я слишком много беру на себя, витаю в облаках, ведь я - кусок дерева и только… что мне делать, чем заняться? А что делают порядочные деревья? Они – растут! И приносят плоды – яблоки или желуди!

И Флейта тоже решила расти. Росла она очень усердно: и корнями обзавелась, и ветками – целыми двумя – тоненькими, коротенькими, но это пока. Правда, было немного скучно по утрам – но зато две ветки!!! И, тихо напевая, Флейта росла дальше.

Вдруг – снова знакомый скрипучий голос:

- Разрослись тут, понимаешь! Ни пройти, ни проехать! И каждая щепка пытается под дуб закосить! Не умеешь – не берись! каркнула Ворона, пробираясь между веток и ломая их на ходу. – Дерево мне тоже…

Вот так… а ветки – обе! – сломаны…

Флейта чуть не плакала:

- Ну почему старая мудрая Ворона так говорит? Наверно, не вышло из меня дерева… как жить теперь?..

Снова задумалась Флейта и, подумав, решила принести более быстрый плод, не ждать своих яблок или желудей на сломанных, да и таких тоненьких, тщедушных веточках.

И Флейта решила устроиться работать шваброй, благо, корешки остались. Но после трех месяцев испытательного срока ей отказали в работе – слишком большое самомнение в виде посвистываний во время работы.

Флейта долго сидела на скамейке в парке и думала, где же она может реализовать себя. И, наконец, придумала: можно стать подпоркой для растущих Огурцов, это и нужно, и альтруистично, и несложно…

Решение принято – и вот Флейта в деревне на грядках. Огурец нежно вьется вокруг ее стана, гладит листочками. Красота!!! Даже напевать можно – по утрам на восходе солнца. Огурец не против, ему даже нравится – так приятнее расти.

Ну, не полное ли это счастье – и быть нужной, полезной, и творчески самореализовываться?! Флейта ощущала рай земной (действительно, земной, так как она была по пояс в земле – для устойчивости). Но вот ее напев стал все тише и тише. Что такое? Да просто Огурец вырос и стал листьями закрывать дырочки, заглушая голос.

И Флейта опечалилась: как же жить и не петь?! Но Огурец… Как же он без нее? Пропадет, потеряет опору и жизненный стержень. Да, надо жертвовать собой – не лишать же Огурца твердой базы, да и привязалась к нему…

Целое лето – до самой осени – Флейта молчала. А осенью Огурец пожелтел, высох. Скоро его не стало. Говорили, что его сожгли за огородом вместе с сухой травой…

И снова жизнь бессмысленна…

Флейта одиноко торчала среди опустевшего огорода. Задумалась, ушла в себя… вдруг ощутила тихие толчки – это бьется сердце. Живое сердце. Да, на Флейте сидела Синичка. Сидела и пела – тихо, тоненько.

- Вот бездельница, занимается чепухой, - подумала Флейта, а внутри у нее все защемило, сжалось пересохшее горло, что-то вспомнилось…

- Все поешь? – спросила Флейта Синичку.

- Пою, - ответила та. - А ты?

- А я ищу. Ищу себя, смысл жизни, ищу, где я могу принести пользу – реальную, настоящую.

- Ищешь себя? Но ты же здесь. Зачем себя искать? – удивилась Синичка.

- Я-то здесь. Но не знаю, для чего живу… смысл жизни надо найти, выстрадать, а не взять готовым с полочки!

- Интересно, - прощебетала Синичка, - а я вот никогда не искала свой смысл. Я его знала – он живет внутри меня, там, где рождаются песни, где рождается полет. Да сам мой смысл и есть песня и полет. Его нельзя найти, его нельзя потерять. Он есть – и все… правда, его можно не услышать или не поверить ему. Но для этого надо очень-очень крепко заткнуть уши и душу. Не можешь же ты не слышать, когда хочется есть или пить! Петь и летать – как дышать и думать! Живо и по-настоящему…

И Синичка улетела. Но ее голосок долго стоял в сердце Флейты.

- Как все просто. Повезло… а я тут ищу, стараюсь – и снова у сухого огурца, то есть у разбитого корыта… А вдруг мой смысл жизни, как и у Синички, живет во мне самой, где-то в глубине? Может, поискать его внутри, а не вовне, где он никак не находится, в сердце, а не в мыслях? Может, хоть тогда что-то изменится?

Флейта задумалась, напряглась, ушла в глубины – во внутреннее пространство. И что она там увидела?

Да ничего, кроме… семи нот – до, ре, ми, фа, соль, ля, си – и пары белых крыльев.

- Странно… слишком просто делать то, что в тебе с детства нравится. Без поисков, без преодоления. Без страданий… Без пользы…

А может, старая Ворона чего-то не знает? Не знает пения, не знает полета – ведь она всегда ходит пешком для надежности…

И Флейта, глубоко вдохнув, выдула все семь нот. С пылью, с трухой, с землей и невыплаканными слезами. И на душе сразу стало легче…

А ноты кружились в воздухе, как малюсенькие синички, жили своей собственной жизнью, играли и сверкали на солнце.

Когда день закончился, они успели долететь до самого неба и засияли там семью яркими звездочками…

- Без пользы? – подумала Флейта и развернула слежавшиеся белые крылья…

Если умолкнет Флейта, то мелодию

поддержит Пылесос…

О чем поет Флейта? Поет о душе.

О небе, о том, что пора нам уже…

Пора вырастать, пора понимать,

Пора принимать – и взлетать…

О чем поют Крылья? О тайне внутри.

О том, что ответы все есть – лишь смотри.

Смотри – и поверь, в полете проверь

Свой путь, на котором стоишь ты теперь.

На стаю Ворон будет стая Синиц,

Увидишь Лицо в многоточии лиц.

Увидишь себя и в своих зеркалах…

И вырастет лист на засохших стволах.

Share this post


Link to post
Share on other sites

прекрасные сказки!!!!!!!!!!!!!!!!! Неужели вы их сами сочинили?????? Какая любовь к инструменту!!!!! Просто потрясающе!!!!!!!!

Share this post


Link to post
Share on other sites

Мариночка ! ВЫ молодец! Как все поэтично и красиво ! Думаю после таких сказок многие наше форумчане заиграют по - другому ! Браво !

Share this post


Link to post
Share on other sites

Сказка о любви к Флейте

* * *

...На первый взгляд, в ней не было ничего особенного. Да, она была юна, изящна и стройна, но её окружал десяток таких же юных и изящных, и она ничем среди них не выделялась. И почему он подошел именно к ней, так и осталось для всех загадкой.

Когда она встретила его внимательный взгляд, ей показалось, что с окон утонувшей в сумраке комнаты сдернули тяжёлые пыльные шторы - и вокруг в радужном вихре закружили миллиарды крохотных солнечных бабочек. Она сразу поняла: это ОН, ЕДИНСТВЕННЫЙ, предназначенный ей судьбой. И в том, что он - не обычный человек, а Мастер, Музыкант от Бога, она ничуть не сомневалась. Она смотрела, как он приближается к ней, и чувствовала, что влюбляется - в каждое его движение, наполненное музыкой... в его густые, тронутые серебряным инеем волосы, спадающие до плеч... в его искрящиеся серые глаза, то сражающие холодным блеском стали, то мягко обволакивающие туманом... в его губы, по которым неуловимо скользила тень улыбки...

Она даже не заметила, как оказалась в его объятиях. А когда он припал к ней губами, она, тая от счастья, пропела: "Я люблю тебя...". И, услышав её чудесный голос, такой удивительный - лёгкий, мягкий и нежный, как майский ветерок, он, поражённый, прошептал: "Невероятно!... Она божественна..."

* * *

...Он сидел в кресле, устало глядя в тёмное окно. Огромный мир, оставшийся за холодным стеклом, жил ожиданием Нового года: уже нарезаны салаты и охлаждено шампанское, под искрящимися мишурой и шарами ёлками уже лежат подарки, и гости стоят на пороге... Это всё - там. В первый раз в жизни Музыкант был в новогоднюю ночь дома, в первый раз - один. Прожито столько лет, но нет ни семьи, ни близких друзей... Смыслом жизни для него была только музыка, заменившая и любовь, и дружбу. И в преддверии каждого Нового года он и не думал про отдых в домашнем уюте, а с радостью откликался на любое предложение выступить с концертом. Музыкант дарил своё искусство всем, кто хотел его слушать, и для него не имело значения, где играть и когда. Порой он пытался оправдаться перед самим собой отсутствием времени на личную жизнь, но при этом одиночество его совершенно не тяготило. Наоборот, одиночество было убежищем, кратковременным отдыхом от постоянного внимания журналистов, поклонников, коллег-музыкантов... Музыкант был очень приятным в общении человеком, но, когда дело касалось музыки, всё остальное переставало для него существовать. Записи в студии, съёмки на телевидении, бесконечные гастроли, репетиции, концерты - в этом заключалась его жизнь.

Этот уходящий год всё перечеркнул. Первые признаки болезни Музыкант, в своей вечной суете, сначала не замечал, потом - просто игнорировал. Приступы изнуряющего кашля считал банальной простудой, внезапную слабость - переутомлением от постоянных разъездов. Наверное, возраст даёт о себе знать, не мальчик же он, в конце концов! Но после того, как он попал в реанимацию прямо из студии звукозаписи, не замечать очевидного стало невозможно. Его обследовали лучшие врачи - и все бессильно разводили руками: болезнь была так запущена, что надежд на выздоровление не оставалось. Единственное, что могло бы ненамного продлить жизнь (а точнее, сделать остаток жизни менее мучительным) - тёплый климат, чистый воздух и никаких физических и нервных нагрузок. Музыкант почувствовал не страх, а замешательство. Он не хотел, да просто не имел права умирать! Расписание концертов было составлено на год вперёд, а он никогда ещё не отменял своих выступлений. Три месяца (а он думал - целую вечность!) Музыкант провёл за границей в частной клинике. Больше он не выдержал и вернулся, как ему верилось, полный сил и огромного желания работать.

Но болезнь не отступила, она только дала своей жертве небольшую передышку.

Музыкант теперь стал предчувствовать приближение очередного приступа болезни и на это время отказывался от концертов. А приступы накатывали всё чаще и с каждым разом становились всё тяжелее. Музыкант отлёживался в больнице, но, как только наступало временное улучшение, бросался навёрстывать упущенное.

Вскоре наступило то чёрное время, когда Музыкант уже не мог играть. Он так ослабел, что, казалось, малейший порыв ветра свалит его с ног. Каждый глубокий вздох пронзал его острой болью. Вот тогда Музыканту по-настоящему стало страшно: его не пугала смерть, его пугала жизнь без музыки - без неё он просто не умел жить. Он мог бы снова уехать в тепло и комфорт, но в этом уже не было смысла. Теперь Музыкант спокойно (и даже с некоторым нетерпением) ждал конца.

...И вот в эту новогоднюю ночь он сидел у окна, глядя, как тихо падают пушистые хлопья снега. Эта бесконечная пелена походила на медленно опускающийся занавес после представления, только опускался он так долго, будто собирался скрыть за собой весь мир. Часы чуть слышным звоном отмеряли ускользающее время. Стрелки приближались к двенадцати.

"Такой снег... Почему-то кажется, что ко мне Новый год так и не придёт - затеряется где-то, - думал Музыкант, - Да я его и не жду. У меня нет ни ёлки, ни... чего там ещё положено... Зачем же я тогда сижу здесь? Мог бы лечь спать, да всё равно мне не уснуть. Бессонница... В новогоднюю ночь даже неисправимые скептики, циники и реалисты готовы поверить в чудо, а я? Что может стать для меня чудом? Я прожил долгую жизнь, не жалею ни о чём и не желал бы изменить ни одного дня. Вернуть здоровье?... Но, может, моя болезнь - это наказание за то, что я никого не любил? Я дарил людям музыку, но дарил ли я им любовь?... Или моя музыка и есть любовь? Я уверен, что у тех, кто слышал мою флейту, стало теплей на сердце. Если бы я был поэтом, то написал бы стихи о том, как от звука её голоса распускаются цветы и ярче светят звёзды... Но я, к сожалению, не поэт...". В этот момент тоска, от которой уже давно ныло сердце, стала просто нестерпимой. Музыкант подкатил инвалидное кресло к столу, с трудом поднялся и протянул руку к тёмно-синему футляру, запорошённому седой пылью. Его пальцы задрожали, коснувшись бархатной крышки. С тех пор, как Музыкант последний раз брал в руки флейту, прошло уже... Сначала он считал дни, но потом они слились в одни серые сумерки. Он открыл футляр - и в сердце его будто забилась птица. Музыканта охватило удивительное, никогда не испытанное им раньше чувство. Словно что-то изменилось, но что?... Эта флейта была частью его жизни, он мог найти её с закрытыми глазами среди сотен других, как угодно - губами, пальцами или на слух. И в то же время он смотрел на неё, как в первый раз. Как в тот самый день, страшно много лет назад, когда среди множества одинаковых на первый взгляд флейт он вдруг увидел ЕЁ, ЕДИНСТВЕННУЮ. Музыкант ласково погладил флейту худыми пальцами, и ему показалось, что она сама тянется ему в руки. Он бережно вынул флейту из футляра и поднёс к губам. Но на вздохе грудь его сковало колючим холодом, а из горла вырвался только удушающий, разрывающий лёгкие, кашель. Музыкант почувствовал, что флейта вот-вот выскользнет из его слабеющих рук, и из последних сил прижал её к груди. И в этот момент флейта запела...

...Все эти годы Флейта любила Музыканта так же нежно и страстно, как и в день их первой встречи. И она была счастлива, но... В то же время она страдала от невозможности сказать ему о своих чувствах. Ведь без Музыканта Флейта была нема, а когда он подносил её к губам, она вкладывала в музыку, которую он играл, всю свою душу: весело журчала шаловливым ручейком, заливалась рвущими сердце соловьиными трелями, плакала тоскливым осенним дождём... Но, увы, он слышал только её голос. Каждое мгновенье, когда Флейта пела в объятиях Музыканта, она мечтала об одном - чтобы случилось чудо, и он услышал, наконец, песню, родившуюся вместе с её любовью.

И это чудо случилось. Флейта пела песню, которую столько лет носила в своём сердце:

"Я люблю тебя...

Я встречаю твой взгляд, зовущий, ждущий - и вижу своё отражение в твоих глазах.

Я знаю - сейчас ты подойдешь ко мне, близко, так близко, насколько это возможно, и я с трепетом жду прикосновения твоих чутких рук.

Я чувствую тепло твоих губ - и готова смеяться и плакать от переполняющих меня счастья, грусти, любви и нежности. Сначала ты касаешься меня так легко, словно хочешь поцеловать бабочку, а потом приникаешь ко мне, как измученный жаждой путник - к роднику, дарящему долгожданную живительную влагу.

Я ловлю твоё дыхание - и дышу им, и оно становится частью меня самой. И я понимаю, что до встречи с тобой я не жила - это ты вдохнул в меня жизнь. И родилась музыка. И имя ей - ЛЮБОВЬ."

Флейта пела, и старик, закрыв глаза, покачивался в такт музыке. Он понимал каждое слово и чувствовал, как тает в груди ледяная тяжесть, как по всему телу пробегают теплые искры, от которых становится удивительно легко, так легко, что кажется - паришь... Он не открывал глаз, боясь разрушить эту чудесную иллюзию, и всем телом ловил ласкающий его свет - свет любви. Он не слышал, что часы пробили полночь. Душа его растворялась в музыке и уносилась вместе с ней всё выше и выше...

http://zhurnal.lib.ru/u/usachewa_s_g/fleyta.shtml

Эта сказка в душу запала...

Скорее всего это не сказка, а реальная история о любви флейтиста к флейте...

Даже плакать хочется, когда читаешь...

Грустная история с красивым концом...

Share this post


Link to post
Share on other sites

Флейтист

Автор:Алексндр Файнберг

http://a4fainberg.narod.ru/contens.html

Там, где качаются кувшинки,

Где бродит ветер по воде,

Флейтист, живущий в камышинке,

Поёт мигающей звезде.

Поёт легко, поёт, как дышит,

Года, века – давным-давно.

А то, что мы его не слышим,

Ему, флейтисту всё равно.

Качнёт пустую лодку лето,

Плеснёт осока о корму.

Поёт невидимая флейта

Неведомое никому.

Там, где качаются кувшинки,

Где бродит ветер по воде,

Флейтист, живущий в камышинке,

Поёт мигающей звезде.

[imgl]http://dreamworlds.ru/uploads/posts/2008-09/thumbs/1221372098_1219389188_flejjta.jpg[/imgl]

Share this post


Link to post
Share on other sites

японская народная сказка

Неосторожность

Одному человеку захотелось поиграть на флейте, а флейты у него не было. Он пошёл в лавку купить себе флейту. В лавке он долго выбирал и осматривал одну флейту за другой, дул в каждую и щупал снаружи и даже внутри. В одну флейту он так глубоко засунул палец, что никак не мог вытащить его обратно. Тянул-тянул - палец не вылезает. Дёрнул изо всей силы - палец ещё крепче застрял. Как он ни бился, а палец не двигался ни взад, ни вперёд. Чтобы вытащить палец, оставалось только одно: разбить флейту. Но ведь флейта была чужая. Значит, надо было её сначала купить.

- Извините, пожалуйста, сколько стоит ваша флейта? - спросил он у хозяина лавки.

Хозяин подумал:

“Этот неосторожный человек слишком глубоко засунул палец в мою флейту и никак не может от неё освободиться. Значит, он заплатит сколько мне вздумается”.

И он запросил за флейту столько, сколько стоили три флейты.

Покупатель торговаться не стал и, заплатив за флейту, побежал домой, чтобы дома разбить её молотком и высвободить палец.

Свою покупку ему не пришлось нести ни в руках, ни в кармане: она была надета на палец. Он махал пальцем во все стороны, потому что палец болел.

Вдруг из-за высокой бамбуковой изгороди одного дома он услышал прекрасные звуки флейты.

Ему захотелось узнать, кто это так хорошо играет. Он даже позабыл, что у него болит палец.

В изгороди он нашёл наконец место, где бамбуковые жерди разошлись и между ними образовалась щель.

Он поглядел одним глазом в щель, стараясь разглядеть, что делается за изгородью. Но щель была такая узкая, что он ничего не увидел.

Тогда он ещё крепче прижался лицом к изгороди. От этого бамбуковые прутья ещё больше разошлись, и ему удалось просунуть в щель всю голову.

Но в эту самую минуту прекрасная музыка кончилась, и на балконе опустили занавеску.

- Вот досада! Еле-еле просунул голову, а смотреть не на что!

Любитель флейты опять вспомнил, что у него болит палец, и потянул голову назад. Но голова его плотно застряла в щели. Бамбуковые жерди, которые он раздвинул лбом, теперь снова сошлись и зажали ему шею, как ошейник. Он дёргался и вертел головой так, что изгородь трещала.

На шум выбежали хозяева дома. Когда они увидели голову, торчавшую среди бамбуковых прутьев изгороди, они закричали:

- Что тебе надо? Зачем ты сюда сунулся?

- Извините, пожалуйста, - сказал любитель флейты, - сколько стоит ваша изгородь? Я хотел бы унести её с собой.

Share this post


Link to post
Share on other sites

у кого еще есть сказки, стихи про флейту или про другие музыкальные иснтрументы....может собственного сочинения или других авторов, присоединяйтесь....делитесь...."-)

Share this post


Link to post
Share on other sites

Одному человеку захотелось поиграть на флейте, а флейты у него не было.

вот здесь для русского музыканта и начинается самое главное -как в сказке

Share this post


Link to post
Share on other sites
Одному человеку захотелось поиграть на флейте, а флейты у него не было.

вот здесь для русского музыканта и начинается самое главное -как в сказке

начинается уже не как в сказке, а как в мелодрамме "-)...

неее..., правда, как в предыдущей сказке...

и остался он....все равно без флейты...

Share this post


Link to post
Share on other sites
и остался он....все равно без флейты...

В советское время он не оставался без флейты- на выбор была ленинградка - 69 советских рублей,

чешская алюминевая Амати (150 рублей) и немецкая ( по большому блату-чисто серебрянная ) Филипп Хаммиг -300 рублей

В общем -то мелодрамма тока начиналась....

Share this post


Link to post
Share on other sites

Создайте аккаунт или войдите для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!


Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.


Войти сейчас